Воскресенье, 22.09.2019, 11:35
Wild West
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
    Наш сайт посвящён изучению истории и культуры Северной Америки XIX века: Техасской революции и Республике Техас (1836-1845 гг.), Американо-Мексиканской войне (1846-1848 гг.), войне Севера и Юга США (1861-1865 гг.), периоду Реконструкции Юга (1865-1877 гг.), освоению Дикого Запада (период между 1865-1890 гг., в который происходило заселение западных территорий штатов: Северная и Южная Дакота, Монтана, Канзас, Вайоминг, Небраска и Техас), и другим событиям на Североамериканском континенте. Будем рады если вы поможете нам в сборе материала по этой интересной и увлекательной теме.
18+
Главная » Статьи » Исторические факты

Томас Джеферсон и американская революция 18 века

Томас Джеферсон и американская революция 18 века

    Политическая деятельность Томаса Джефферсона начинается как раз в ту пору, когда Северная Америка была охвачена бурными волнениями. Усилившийся нажим из Лондона затронул интересы широких слоев ее населения. Запрет на переселение за Аллеганы ставил вне закона и бедняков, искавших счастья на Западе, и земельных спекулянтов, посягавших на территории, объявленные королевской собственностью. Оказались обманутыми американские ветераны Семилетней войны: еще вчера им обещали богатые земли Огайо, а сегодня одним росчерком пера отняли эту надежду. Новые навигационные законы, и особенно акт о сахаре, больно ударили по прибыльной для американских купцов торговле с Вест-Индией. Удвоенные пошлины на ввоз промышлен­ных изделий из Англии привели к небывалой дороговизне. Колонисты оказали открытое сопротивление жесткой политике Лондона. Ничто не могло удержать тех, кто стремился на Запад. Тайно продолжалась торговля с Вест-Индией. Английские товары подвергались массовому бойкоту. Метрополия, желая пресечь нарушение имперских законов, в 1764 г. решила расквартировать в Северной Америке 10 тыс. солдат, с тем чтобы треть расходов на их содержание оплачивали сами колонии. Это означало новое увеличение налогов. Поборы еще больше возросли с принятием в 1765 г. так называемого закона о гербовом сборе, согласно которому для любых деловых операций, в том числе всех коммерческих сделок, нужно было покупать разрешительные марки.

    Колонии ответили взрывом возмущения. Важным событием, вызвавшим общую реакцию американцев, явилась резолюция законодательной палаты Вирджинии от 30 мая 1765 г, объявлявшая гербовый сбор незаконным. Законодательная палата Массачусетса последовала примеру вирджинцев и, кроме того, предложила созвать межколониальный конгресс для обсуждения создавшейся ситуации. Откликнулись восемь колоний. Конгресс, собравшийся в октябре того же года, выявил две точки зрения: одни предлагали ограничиться протестом против налогообложения на том основании, что колонии не имели своих представите­лей в английском парламенте, другие требовали вообще не признавать его власти. Верх одержали умеренные, и их позицию отразила принятая конгрессом декларация. Чтобы утихомирить взбудораженную Америку, английское правительство предприняло маневр: гербовый сбор был отменен. Но смысл этой уступки довольно скоро стал ясен колониям. В 1766 г. им был объявлен законодательный акт, подтверждавший верховные права короны, а еще год спустя вступили в силу так называемые акты Тауншенда, с лихвой компенсировавшие английские потери от отмены гербового сбора, Эти акты, названные по имени предложившего их министра финансов, устанавливали высокие пошлины на ввозимые в американские порты краски, бумагу, стекло, свинец, чай, что фактически являлось новым налогом. И тогда движение протеста вспыхнуло с новой силой. Все колонии поддержали призыв городского митинга в Бостоне, на котором 28 октября 1767 г. было предложено вновь объявить бойкот английским товарам. Два месяца спустя законодательная палата заявила, что отвергает право английского парламента вводить пошлины. Она также обратилась к другим колониям с предложением объединить усилия для борьбы против непомерных доборов. На призыв Массачусетса тотчас же откликнулась Вирджиния. Таким образом, движение против актов Тауншенда возглавили две крупнейшие колонии Северной Америки, и оно приняло весьма широкий характер. Имперское правительство метало громы и молнии. Призывы к бойкоту английских товаров были объявле­ны «подрывными действиями». Королевские губерна­торы получили приказ распустить те колониальные выборные органы, которые проявят неповиновение, а все бунтарские элементы подвергнуть репрессиям. Первой была распущена выразить солидарность с ней.

    Такова была обстановка в колониях, когда Томас Джефферсон начинал свою политическую деятельность. Прошло четыре года тех пор, когда в мае 1765 г. его глубоко взволновала пламенная речь Патрика Генри. Еще тогда он с головой окунулся в атмосферу всеобщего возбуждения и жарких споров нетерпеливых с умеренными и, со свойственной ему прозорливостью уловив основную суть событий, вступил в ряды тех, кто пошел дальше пылкого красноречия. Но не одни лишь гуманистические воззрения вывели Томаса Джефферсона на политическую арену. И эта арена отнюдь не представлялась ему чем-то вроде судебного заседания, на котором он готовился вы­ступить в защиту попранной справедливости. Томас Джефферсон вступил в политическую борьбу не только как адвокат, но и как истец. Зависимость от законов метрополии становилась все более тягостной для южных плантаторов. Лишенные права на поиски наиболее выгодных рынков сбыта своей основной продукции — табака, они были вынуждены продавать его английским купцам. При этом плантаторы в целях повышения своих доходов расширяли посевы и усиливали эксплуатацию рабов* Но все их усилия оказывались безрезультатными, ибо цены на табак, устанавливаемые в Лондоне, падали быстрее, чем росло его производство. Промышленные изделия, завозимые из Англии, год от года дорожали. Такой характер обмена привел к образованию и непрерывному росту задолженности американских плантаторов английским купцам. По-видимому, в какой-то форме кабальную зависимость от английских купцов, так как, по рассуждениям Г. Аптекера, он «часто проклинал то рабство, в котором пребывал сам и его собратья – плантаторы-южане». Однако, Томас Джефферсон был одним их тех немногих деятелей, чьи помыслы шли гораздо дальше собственных интересов. Безусловно, Томас Джефферсон не сразу обратил на себя внимание в законодательной палате Вирджинии. Ему принадлежала поначалу лишь скромная роль в кругу старших коллег- известных политических деятелей колонии, обладавших определенным опытом.

    Едва только отрылось заседание, как сразу зазвучали гневные речи в защиту прав колонистов. Они испугали многих, а кое-кто из земельных магнатов даже выступил с призывом к «благоразумию». Однако большая часть депутатов, а среди них был и Томас Джефферсон, проголосовала 16 мая за четыре резолюции, являвшиеся дерзким вызовам королевским прерогативам. Три из них гласили: население Вирджинии может облагаться налогами лишь по постановлению своего выборного самоуправления и подлежит юрисдикции местных судов, а также имеет право на совместные с другими колониями действия в защиту своих законных интересов. В четвертой заявлялось, что короне будет предъявлен свод прав и свобод жителей колонии. Губернатор Беркли немедленно распустил палату. Тогда случилось то, что стало важным прецедентом в процессе развития американской революции. Законодательная палата Вирджинии не подчинилась требованиям губернатора. Вопреки его требованиям большинство депутатов не разъехались по домам, а отправились в таверну «Рейли» и продолжили заседание. Такое поведение имело серьезные последствия. Бойкот принял массовый характер. В результате, ввоз товаров из Англии резко сократился и это ударило по прибылям британских купцов. Новое английское правительство пошло на некоторые уступки, отменила некоторые ранее введенные пошлины. Однако, подобная политика метрополии удовлетворяла не всех.

    Не удовлетворяла она и Томаса Джефферсона. Он входил в число тех вирджинских депутатов, которые голосовали за четыре знаменательные резолюции, а затем провели нелегальное заседание в таверне «Рейли». И он не только выдержал экзамен на политическую зрелость, но и обрел уверенность в неизбежности бескомпромиссной борьбы. В отличие от тогдашних политических лидеров Вирджинии, он считал объектом борьбы отнюдь не только налогообложение и таможенные сборы. Речь шла о много большем. Поэтому он присоединился к немногочисленной группе депутатов, которых не успокоили уступки со стороны метрополии и которые решили продолжать борьбу. Позиция Томаса Джефферсона основывалась не столько на возражениях против сохранившихся таможенных сборов за чай, столько на неприятии самого принципа королевского вмешательства в дела американских колонии. Он не без основания полагал, что пошлина на чай является опасным прецедентом и оставлена в качестве символа английского господства над Северной Америкой. И действительно, дальнейшие события 1770-1772 годов подтвердили данное его предположение. Особенно ситуация обострилась в 1772 году, когда в Лондоне было принято постановление ,согласно которому жалованием губернаторам, чиновникам и судьям в колонии должна была выплачивать королевская казна. Американские купцы, промышленники и плантаторы расценили эти действия английского правительства как попытку метрополии подобным образом упрочить свою власть в Северной Америке. На данное нововведение они ответили созданием собственных, независимых органов управления в лице комитетов связи. Первый из них был утвержден в Бостоне, а вскоре они появились и во всех городах Массачусетса. И вновь примеру крупнейшей колонии Севера последовала самая крупная колония Юга – Вирджиния. В определении позиции ее законодательной палаты сыграл Томас Джефферсон. К тому времени он уже не был новичком в политике и даже успел проявить себя более радикальным деятелем, чем большинство его коллег. Достаточно отметить, что первая законодательная инициатива Джефферсона касалась облегчения участи рабов.в этот период именно политическая деятельность стала для него первым делом. В поле зрения Томаса Джефферсона оказались многие проблемы, волновавшие колонистов, и он чаще всего поражал своих коллег по законодательной палате своими смелыми выступлениями. Джефферсон первым выступил против религиозной нетерпимости, назвав ее оплотом господствовавшую в Вирджинии англиканскую церковь. А его критика генерального суда колонии была самой ранней попыткой перенести на американскую почву идею европейских просветителей о разделении законодательной, исполнительной и судебной власти. Постепенно Джефферсон понял, что приверженность власти метрополии сохраняла та часть землевладельцев и купцов, чье состояние зависело напрямую от королевских законов и торговлей с Англией. Он также увидел и то, что объединяло и вовлекало в борьбу с метрополией самые различные слои населения колоний. И Томас Джефферсон не только встал на сторону последних, но и решительно примкнул к их левому крылу, занимая по мере развертывания борьбы все более антибританскую позицию.

    Раньше многих Томас Джефферсон осознавал основную слабость революционных сил Северной Америке – изолированность их выступлений. В нем крепло убеждение, что ни одна американская колония ничего не добьется, действуя в одиночку, и что только совместными усилиями можно противостоять диктату колонии. Поначалу идею колониального единения разделяла небольшая группа депутатов, однако постепенно круг сторонников данной идеи значительно расширился, был создан первый комитет связи в Бостоне, а затем и других городах колоний. Так возникла политическая организация, которая объединяла революционные силы Северной Америки и способствовала усилению тяги к ее независимости. Став одним из инициаторов создания комитетов связи, Томас Джефферсон выдвинулся в число ведущих политических деятелей Вирджинии.

    Между тем, события развивались со все возрастающей быстротой. Власть губернатора, лишенного поддержки войск, ослаблялась с каждым днем и переходила в руки комитетов связи. Суды закрылись, и Томас Джефферсон, закончив свое последнее судебное дело, навсегда распрощался с юридической практикой. В мае 1774 года проходила очередная сессия законодательной палаты Вирджинии. Томас Джефферсон основательно готовился к выступлению на ней, однако не участвовал там по причине болезни дизентерией. Однако, он передал наброски своей несостоявшейся речи Рейндольфу. Это были записи, изданные впоследствии в виде памфлета под общим названием «Общий взгляд на права Британской Америки» и получившие широкую известность. В них Томас Джефферсон изложил мысли, объективно означавшие призыв к отделению колоний от метрополии. Впрочем, пока еще эта идея не была высказана им открыто. Текст содержал даже обращение к милостивому «благоразумию№ короля деле «соразмерной» защиты интересов и прав всех частей его империи. Необходимо отметить, что концепцией «Общего взгляда» была верно понятая Джефферсоном идея об ущемлении Англии основных человеческих прав, а не идея о королевской власти. Целью американцев, говорилось в трактате, является их благополучие, а поскольку они достигаю его собственным тяжким трудом, то вправе сами определять свой политический статус.

    Томас Джефферсон перечислял бесчисленные факты насилия метрополии над американскими колонистами, поставившими их в полную зависимость о корыстной политики Англии. «Отдельные акты тирании еще могли быть отнесены к преходящим явлениям дня, - писал он, - но серия репрессивных действий, начавшаяся в известный период и проводимая неуклонно через все министерские перемены, слишком очевидно показала себя сознательно, систематически планом обращения нас в рабство». С большой силой прозвучали слова Джефферсона, в которых он, обращаясь к королю, в традиционной форме изложил идею единения американских колонистов для совместной бескомпромиссной борьбы за свои права: «Бог, давший нам жизнь, дал нам одновременно и свободу; сила может уничтожить, но не разобщить нас. Это, Ваше величество ,является нашим последним и окончательным решением» 35 Главную же свою мысль он выразил следующим образом: «Британский парламент не имеет права осуществлять над нами свою власть»36 Данный трактат вызвал противоречивые чувства среди членов палаты, но все же оказал значительное решение на принятие решений о запрете на торговлю Вирджинии с Англией и о созыве континентального конгресса для определения дальнейших совместных действий. Первый континентальный конгресс открылся 5 сентября 1774 года и длился свыше 7 недель, однако Томас Джефферсон не присутствовал на нем по причине еще продолжавшейся болезни. Его работа под названием «Общий взгляд», которая должна была выступать в качестве инструкции для делегации от колонии Вирджиния, была напечатана в местной типографии без указания авторства, так как официальные власти опасались возможных репрессий со стороны английских властей. Значение данной работы Джефферсона состояло в том, что он представлял собой идеологическое обоснование для совместной борьбы против диктата метрополии. Поэтому, как только в Англии стал известен автор «Общего взгляда», его имя сразу же было занесено в список лиц, подлежащих проскрипции. Делегаты Вирджинии проявили на континентальном конгрессе исключительную активность. На данном конгрессе были выработаны важные решения, означавшие ,что сделан решительный шаг в борьбе против метрополии. Важное значение имело постановление об образовании комитетов в графствах и округах. Они, так же, как и прежние комитеты связи, впоследствии практически повсеместно стали называться комитетами безопасности и стали зародышами новой, революционной власти. В результате их деятельности практически каждый американец был поставлен перед выбором: поддержать бойкот англичан, встав на сторону дела независимости, либо сохранять лояльность короне и тем самым обречь себя на участь предателя. Для Джефферсона данная дилемма была уже давно решена, и он занял свое место в рядах революционеров. Сограждане оказали ему честь, избрав председателем Комитета безопасности в Албермале, сразу же взявшего на себя всю полноту власти в графстве. Этот комитет, как и ему подобные в других графствах, в первую очередь приступил к формированию ополчения. Практически это означало подготовку вооруженного восстания. Одним из первых добровольцев стал Томас Джефферсон.

    Дальнейшие события приняли еще более напряженный характер. Тревожная обстановка заставила депутатов распущенной губернатором вирджинской палаты вновь собраться в марте 1775 года и активно решать дальнейшую судьбу колонии. На этом тайном заседании достаточно сильно заявила о себе революционна группа, душей которой стал Томас Джефферсон, а главным организатором- Патрик Генри. Первому принадлежали идеи, второй облек их в пламенные речи. Суть плана, предложенного депутатами, состояла в том, чтобы реорганизовать отряды милиции в колониях в ополчение и объявить военное положение. Джефферсону пришлось выступать несколько раз, призывая Вирджинию не покориться. В заключительной своей речи он использовал аргументы, дававшие верное освещение событий и способствовавшие сплочению революционной фракции. Также немаловажную роль сыграла позиция Джорджа Вашингтона, пользовавшегося всеобщим уважением. Идея решительных действий была принята с незначительным перевесом. Необходимо отметить ,что умеренные силы были в том время еще сильны. Влияние умеренных особо сильно сказалось на деятельности второго континентального конгресса, состоявшегося летом 1775 года на этот раз при участии Томаса Джефферсона. Джефферсон вошел в состав «Комитета пятнадцати», избранного платой для разработки плана создания вооруженных сил в Вирджинии, и принял активное участие в этом деле. Громадную роль сыграл Томас Джефферсон и в определении позиции вирджинских депутатов в вопросе обличения коварной сущности английского предложения о снисхождении к колонии в отношении уплаты налогов в замену на лояльность последней и отказа от военных действий. Для Джефферсона это был час великого испытания, и он блестяще его выдержал, сумел своей непоколебимой верностью делу революции увлечь за собой и единомышленников, и колеблющихся. О том говорит и решение депутатов предоставить именно Джефферсону, уже известному своими леворадикальными взглядами, право дать ответ на предложение лорда Норта. Будущий автор Декларации независимости зачитал свой тщательно подготовленный проект резолюции палаты, не оставляющий места для каких бы то ни было недомолвок. В нем заявлялось, что вирджинцы отмечают предложения лорда Норта, поскольку оно «меняет лишь форму угнетения, не ослабляя самого бремени». Далее, это предложение характеризовалось как явная уловка, предпринятая британским правительством с целью добиться от американцев добровольного признания прав Англии взимать с них налоги и творить произвол в отношении экономической и политической жизни колонии. «Мы полагаем, - сказал он в заключение, -что связаны честью, равно как и интересам, с общей судьбой наших сестер-колоний и будем рассматривать себя отступниками, если предпримем действия, отличные от их действий» 37. Надо отметить, что Джефферсон сумел найти отличный способ воздействовать на ту часть депутатов, которая все еще проявляла малодушие. Даже наиболее упорные сторонники компромисса был вынуждены, по крайней мере внешне, отказаться от своей позиции, так как им совсем не хотелось оказаться в роли предателей перед лицом уже вооружившихся и готовых к борьбе масс. Большинство же депутатов искренне разделяли мысли, выраженные Томасом Джефферсоном. В результате, палата проявила редкое единодушие и резолюция была принята, что означало объявление войны.

    Томас Джефферсон понимал, что предстоят годы тяжкой борьбы, и никто не мог ручаться, что предстоят его, как и всех, поднявшихся на борьбу, ожидает скорая победа. Сейчас еще трудно было предсказать, как будет развивать освободительная борьба колонии против метрополии. Необходимо отметить, что ко времени работы Джефферсона во втором континентальном конгрессе и комитете, его уже многие знали. О нем слышали, читали его «Общий взгляд» и были знакомы с написанной им резолюцией вирджинской палаты. Это обеспечило ему на конгрессе, по словам Джона Адамса, «репутацию человека, искушенного в литературе, науке и обладающего счастливым талантом композиции» 38. Делегаты отмечали открытость, доброжелательность, ум и энергию Джефферсона. Тот же Адамс, слывший человеком вспыльчивым и своенравным, говорил о нем: «В беседах он быстр, откровенен, точен и решителен... Поэтому он скоро завоевал мое сердце». Немного позднее, в то время, когда уже начались активные боевые действия на территории Северной Америки, встал вопрос о выработке документа, который должен был определить цели американцев в начавшейся войне в Англией. Бесконечные споры по поводу содержания Декларации о причинах и необходимости обращения к оружию привели в тому, что работа специального комитета, избранного для ее разработки, не сдвинулись ни на шаг. Поэтому делегаты конгресса с большим воодушевлением встретили Джефферсона, имя которого к тому времени было уже достаточно хорошо известно среди радикально настроенных колонистов. Именно Томасу Джефферсону довелось сыграть основную роль в выработке Декларации о причинах и необходимости обращения к оружию. В поисках выхода из тупика, в котором оказался избранный для этой цели комитет, конгресс включил в состав комитета Джефферсона, с тем, чтобы он представил свой вариант декларации. И то, чего не удалось достичь за полтора месяца, было сделано в течение нескольких дней. Главным вопросом в данном документе являлся вопрос о цели борьбы против метрополии. Томас Джефферсон видел ее в объединении американцев и завоевании независимости во имя создания свободного, демократического государства. Эта идея целиком владела им, он жил ею, и поэтому для него не составило большого труда сформулировать ее в декларации. Однако, его проект сразу же встретил возражения со стороны определенной группы депутатов, выражавшей взгляды той части американской буржуазии, которая пока еще не представляла своего существования вне Британской империи. В частности, свои поправки вносил Дикинсон. Он назвал проект излишне воинственным и оскорбительным для Англии, однако согласился его принять с условием исключения слов о стремлении колоний к независимости. Томас Джефферсон не стал спорить, так как понимал, что поправки, предлагаемые Дикинсоном, не изменят основную суть проекта. После изъятия или смягчения некоторых формулировок окончательный текст был принят комитетом и утвержден конгрессом. Он гласил: «Нас принудили встать пред альтернативой: либо безоговорочное подчинение тирании самовластных министров, либо вооруженное сопротивление. Именно последнее является нашим выбором. Мы знаем ,чего стоит эта борьба, и мы не знаем ничего более постыдного, чем добровольное рабство. Честь, справедливость и гуманность не позволяют нам униженно отказаться от свободы, которая нам досталась от наших доблестных предков и которую наше невинное грядущее поколение имеет право принять от нас» 39. Для тех, кто неохотно следовал решительному курсу, этот документ был своего рода политическим средством, с помощью которого они надеялись добиться от короля и парламента привилегий в торговле и большей автономии. Но довольно скоро выяснилось, что они ошибались. Томас Джефферсон и его единомышленники с самого начала знали, что в своей декларации они обращаются не к Лондону, а к американцам, для которых она прозвучит как призыв к действию. Таков был первый крупный вклад Джефферсона в деятельность первого континентального конгресса. За первым успешно выполненным поручением последовало новое, не менее важное – подготовить ответ конгресса на предложение лорда Норта. Он был выбран вторым в состав особого комитета, занимавшегося подготовкой данного документа. Необходимо отметить, что в комитет входили такие выдающиеся политические деятели как Франклин, Адамс, Ли, которые единодушно предоставили своему молодому коллеге честь составления проекта. Томас Джефферсон сосредоточил свое внимание на формулировании позиции американцев, так как считал, что сложившуюся ситуацию можно решить только «посредством эффективных военных мер». Причину конфликта между колонией и метрополией он видел не просто в споре о налоге, а в том, что американцы твердо решили покончить с вековой покорностью силе, противопоставив ей свою силу. Они пришли к следующему выводу: «Ничто, кроме наших усилий, не может сокрушить предоставленный министром выбор между смертным приговором и полным подчинением». Данная мысль составляла основное содержание ответа и показывала неизбежность вооруженного столкновения в условиях гнета метрополии. По существу, данный документ был обращен к Америке, хотя формально предназначался для Англии. Свою задачу Джефферсон видел в том, чтобы еще и еще раз показать американцам, что данную ситуацию можно решить только военным путем. Но чтобы поднять американцев на вооруженную борьбу и укрепить в них решимость сражаться за свободу, нужны были неотразимые аргументы, и здесь Джефферсон проявил свой изумительный талант словом будить умы и сердца людей, поднимать своих сограждан на борьбу против метрополии. 31 июля 1775 года второй континентальный конгресс утвердил представленный Джефферсоном ответ лорду Норту, а 5 сентября конгресс прервал свою работу. Далее проходили выборы вирджинской делегации на следующую сессию конгресса. И снова был избран, заняв третье место по числу голосов, Томас Джефферсон.

   


Источник: http://www.langinfo.ru/index.php?sect_id=2583
Категория: Исторические факты | Добавил: Август_МакЭлрэй (19.02.2010) | Автор: langinfo.ru
Просмотров: 1424 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Исторические факты [86]
Конфедеративные Штаты Америки [3]
Государственное устойство США [17]
Штаты и города [32]
Рейнджеры [2]
Ковбои [19]
Индейцы [42]
Оружие [30]
Культура [13]
Быт и нравы [87]
Медицинские вопросы [13]
Военное дело [3]
Не только США и не только XIX век
Сельское хозяйство США [19]
Персоналии [63]
Природа [46]
Лошади [38]
Мексика [14]
Статьи на английском языке [7]

Поиск

Наш опрос
Как Вы нашли наш сайт?
Всего ответов: 282

Друзья сайта
Литература и жизнь Монастыри и храмы Фан-сайт фильма Крёстный отец Проблемы общения в интернете и Форумные ролевые игры ФРИ Форум Форролл. Форумные Ролевые Игры. Palantir Вена. 1814. Рейтинг Ролевых Ресурсов Regency romance Под знаком Змееносца Волшебный рейтинг игровых сайтов


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

За сегодня сайт посетили

Новые фото

 
Copyright MyCorp © 2019