Среда, 22.11.2017, 19:20
Wild West
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
    Наш сайт посвящён изучению истории и культуры Северной Америки XIX века: Техасской революции и Республике Техас (1836-1845 гг.), Американо-Мексиканской войне (1846-1848 гг.), войне Севера и Юга США (1861-1865 гг.), периоду Реконструкции Юга (1865-1877 гг.), освоению Дикого Запада (период между 1865-1890 гг., в который происходило заселение западных территорий штатов: Северная и Южная Дакота, Монтана, Канзас, Вайоминг, Небраска и Техас), и другим событиям на Североамериканском континенте. Будем рады если вы поможете нам в сборе материала по этой интересной и увлекательной теме.
18+
Главная » Статьи » Быт и нравы

ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ США И ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ (1 часть)
В конце XIX – начале XX в. периодическая печать впервые за трехсотлетнюю историю журналистики как социального института обрела поистине массовую аудиторию. Тем самым было подтверждено превращение периодики в средство массовой информации. Это стало возможным под воздействием комплекса факторов, порожденных индустриальной революцией и развитием рыночных отношений. Экономические и социальные факторы оформились вследствие развития массового машинного производства и расширения сбыта товаров и их потребления. Применение машин позволило не только резко поднять производительность труда в индустриальном производстве, но и многократно увеличить объем и разнообразие поступающих на рынки товаров. В XIX в. в странах, проходящих этап индустриализации, возросли доходы населения и платежеспособный спрос. У «низших классов» появилась возможность направлять часть зарабатываемых средств на развлечения и духовные нужды. Сокращение же продолжительности рабочего дня обеспечило им увеличение необходимого для этого досуга. За тридцать лет, предшествующие началу XX в., общегодовая продолжительность рабочего времени сократилась в ведущих странах Западной Европы и США в среднем на 250–300 часов, а в канун второй мировой войны она была уже на 600–1000 часов меньше, чем в 1870 г. Так были сформированы предпосылки для существенного роста аудитории прессы за счет низов общества, составлявших в тот период подавляющее большинство населения.

В связи с потребностями индустриального производства в США и странах Западной Европы внедрялось обязательное начальное образование, способствовавшее преодолению массовой неграмотности, формированию рабочей силы, приспособленной к условиям труда с использованием машин. Так, в Англии в 1870 г. был введен соответствующий закон об обучении в школах. Ликвидация массовой неграмотности способствовала созданию условий для выпуска высокотиражных периодических изданий, адресованных тем слоям населения, которые прежде не испытывали влияния печатного слова.

Расширяющееся участие рабочих в профсоюзах и других общественных объединениях, зарождение социалистического движения стимулировало развитие интереса к текущим политическим событиям, к содержанию периодических изданий. Борьба за демократические права граждан привела к провозглашению в наиболее передовых странах того времени всеобщего избирательного права (которое распространялось в большинстве случаев только на взрослую мужскую часть населения). Сформировался массовый электорат, способный существенно влиять на результаты выборов. Это повысило заинтересованность политической и экономической элиты в оказании воздействия на поведение новых слоев электората – в частности, посредством печати.

Влияние коммерческой рекламы на развитие периодики. В условиях формирования общенациональных рынков существенно возросла роль рекламы как средства продвижения товаров и услуг. Резкий рост массового индустриального производства, усилившаяся рыночная конкуренция производственных и торговых фирм стимулировали во второй половине XIX в. бурный рост рекламного бизнеса. Печать все чаще рассматривалась рекламодателями как канал вывода рекламных объявлений на массовую аудиторию потенциальных потребителей товаров и услуг. Поток рекламных объявлений, поступающих в редакции периодических изданий, резко возрос в последней четверти века. Всего за одно десятилетие объем рекламы, публикуемой в журналах США, увеличился на 200–300%. Существенно возросли и доходы от рекламной деятельности периодических изданий. Если в 1880-е годы доходы издателей газет наполовину состояли из средств, полученных от продажи тиража, и наполовину – от платы за публикацию коммерческих объявлений, то к 1910 году рекламные доходы составляли уже 65 проц. от общего объема поступлений. Таким образом, коммерческая реклама превратилась в основной источник дохода.

Резкое увеличение доходов от рекламы превращало крупные издания (особенно ежедневные газеты в больших городах) в высокоприбыльные издательские предприятия. Их издатели стали обладателями весьма крупных по тому времени состояний: Дж. Пулитцер имел свыше 18 млн. дол., Э. Скриппс сколотил капитал, превышающий 50 млн. дол. Газетный бизнес, для которого ранее были характерны высокая степень риска и низкий уровень доходности, стал очень привлекательным для деловых людей.

Наиболее преуспевающие газеты превратились в гигантские комплексы с миллионными расходами и многочисленными штатами сотрудников, с разветвленными корреспондентскими сетями внутри страны и за рубежом. Некоторые из них располагали собственными производственными мощностями по выпуску полиграфической техники, шрифтов и пр. В течение длительного времени лондонская «The Times» самостоятельно обеспечивала себя всем необходимым оборудованием, типографскими шрифтами и материалами (за исключением газетной бумаги).

Влияние прогресса полиграфии на развитие журналистики. Распространение высокопроизводительных печатных машин, линотипов и других полиграфических новшеств позволило резко повысить темпы подготовки номеров и выпуска газет. Увеличившийся приток рекламных средств позволил выпускать газеты увеличенного объема. В начале XX в. отдельный номер американской газеты мог достигать объема 100 страниц, тогда как столетие назад газета обычно состояла лишь из четырех полос. Обычный объем крупной английской газеты составлял в этот период 24 полосы.

Существенно увеличились и тиражи периодических изданий. На рубеже веков большие газеты распространялись тиражом в сотни тысяч экземпляров. Возросшие возможности полиграфии позволяли оперативно выпускать невиданное прежде количество газет и журналов, обеспечивая ими уже не узкие элитные группы, а действительно массовую аудиторию. Так, во Франции количество ежедневных газет увеличилось с 28 (в 1865 г.) до 471 к началу XX в., в Англии – с 14 (в 1846 г.) до 247. В США в начале нового века выходило более 2000 ежедневных газет, подавляющее большинство городов имели одну газету или более. В Германии в это же время издавалось более 7000 газет и журналов разной периодичности.

В 1910 г. в США выпускалось уже 2600 ежедневных газет. Был достигнут пик численности ежедневных изданий, количество которых впоследствии неуклонно уменьшалось. За последующие 20 лет население страны выросло на 30 млн. чел., а количество средних и крупных городов вследствие урбанизации возросло вдвое. Однако количество ежедневных газет за этот период уменьшилось до 1942. Только в Нью-Йорке количество ежедневных газет сократилось между 1912 и 1925 гг. с 14 до 9. Доля городов, где издавалось более одной ежедневной газеты, уменьшилась с 57,1% до 20,6% от общего числа городов. Часть изданий закрылась, многие изменили периодичность выхода. Это было связано не только с последствиями разразившегося в 1929 г. экономического кризиса, но и с обострением конкурентной борьбы за распространение и за рекламные доходы, с ростом издательских расходов, а также с нараставшей концентрацией прессы, подконтрольной крупнейшим издательским объединениям. Так, в результате деятельности объединения Херста только за десять послевоенных лет прекратили выпуск 16 газет, а под влиянием действий другого крупнейшего объединения того времени – Скриппс-Ховарда – с 1923 по 1934 г. было закрыто еще 15 газет. Однако это уже не оказало существенного влияния на параметры массовости аудитории газетной прессы.

Формированию массовой аудитории прессы способствовало расширение практики иллюстрирования изданий. Технология изготовления полутоновых фотографических клише, появившаяся в Англии в 1850-х годах, долгое время совершенствовалась. Она впервые нашла широкое применение в газетном деле лишь с 1897 г., когда начала использоваться при производстве газеты «Tribune» (Нью-Йорк), а затем и других изданий. Усовершенствованная технология обеспечивала быстрое и качественное изготовление газетных клише. К тому же изготовление полутонового клише обходилось примерно в 10–15 раз дешевле, чем подготовка ручной гравюры аналогичного размера, что обеспечивало существенное удешевление производства иллюстрированных изданий и стоимости распродаваемых газет.

Технологическое новшество революционизировало иллюстрирование газет и журналов, на страницы которых пришел огромный массив фотоиллюстраций. Уже в следующем году события испано-американской войны, освещавшиеся прессой, постоянно сопровождались фотоиллюстрациями.

Увеличилось число иллюстрированных изданий. В одной только Франции на рубеже веков выходило около 130 иллюстрированных газет и журналов. Примерно в 1905–1906 гг. газеты начинают широко использовать событийную фотографию при освещении политических и общественных мероприятий, спортивных состязаний, катастроф, криминальных происшествий. Фоторепортеры заменили художников, которых крупные издания направляли ранее на место событий для подготовки рисунков репортажного характера. Репортажный рисунок сохранился в современной прессе США главным образом в качестве иллюстрации к освещению судебных процессов – из-за запрета производить фотосъемку во время заседаний суда. После 1910 г. получает распространение технология многокрасочной печати журналов, позволившая значительно повысить качество воспроизведения иллюстраций.

«Массовые» издания. Под влиянием социально-экономических последствий индустриальной революции и растущей коммерциализации издательского дела сформировалась так называемая «массовая» пресса со свойственными ей чертами: сенсационностью, поверхностным избирательным освещением событий, искажением фактов, бесцеремонным вмешательством в личную жизнь людей, акцентом на развлечение читательской аудитории в ущерб ее просвещению. Она унаследовала многое из того, что было присуще ее предшественнику – «пенни» – прессе. Издатели и редакторы «массовых» изданий выработали особый набор журналистских рецептов, следование которым обеспечивало коммерческий успех. Эти рецепты и составили суть так называемого «нового журнализма» в США.

Классическими образцами «массовой» периодики стали газеты «New York World» Дж. Пулитцера и «New York Journal» У.Р. Херста. Их издатели максимально использовали характеристики, присущие новым слоям читательской аудитории, для привлечения внимания к своим изданиям. Газеты были адресованы читателю с низким уровнем образования и культуры. Вместо того, чтобы способствовать интеллектуальному и культурному развитию аудитории, они опускались до уровня наиболее отсталой читательской массы с присущей ей предрассудками, инстинктивными побуждениями. «Массовая» пресса в большей степени апеллировала к чувствам читателя, нежели к его разуму, прибегая в основном к эмоциональной аргументации.

Следование требованию сенсационности при воспроизведении новостей приводило к тому, что для газет отбирались преимущественно эмоционально «заряженные» факты, скандальные известия, призванные поразить и развлечь читателя. Для создания эффекта сенсации допускалось искажение информации путем ее произвольной интерпретации, использования домысла, неполного воспроизведения фактов, передачи фактов вне их контекста.

«Массовой» прессе была свойственна тенденция к упрощению, примитивизации: издания зачастую избегали полутонов в передаче событий и оценке поступков людей, приучая читателя к однолинейному ограниченному взгляду на мир. Стиль изложения при внешней его пестроте также был примитивным.

Пулитцер и Херст использовали для привлечения читателей броское оформление своих газет. Нередко на их первых полосах красовались кричащие крупные заголовки: именно «массовые» издания положили начало использованию газетных «шапок».

Широко использовались иллюстрации, комиксы. Персонаж комиксов, публиковавшихся на страницах «New York World» и «New York Journal» – «желтый парень» – стал символом этих и подобных им изданий, которые получили наименование «желтой» прессы.

В борьбе за аудиторию, за завоевание доверия массового читателя, газеты, действовавшие в духе «нового журнализма», стремились создать себе образ изданий, заботящихся о благе простого человека. С этой целью редакции организовывали кампании («крестовые походы») в защиту прав потребителей, за улучшение санитарного состояния городских кварталов и пр., сопровождая эти кампании саморекламой. Растущая популярность «желтой» прессы обеспечивала рост доходов от публикации на ее страницах рекламы товаров массового спроса. Публикуя огромный массив коммерческой рекламы, «желтая» пресса оказала существенное влияние на формирование потребительски ориентированного общества.

Датский журналист X. Кавлинг, с восторгом воспринявший американский «новый журнализм» образца 1880–1890-х гг. и желавший распространить этот стиль в Дании, писал: «Газеты делаются не эстетами и не политиками, а журналистами, они написаны для низших классов, чтобы помочь им, информировать их и бороться против коррупции ради них... Репортеры и интервью – в центре внимания здешней прессы... Это идеальная журналистика». Однако, если учитывать всю совокупность характеристик «желтой» прессы, подобная ее оценка выглядит более чем лестной. Главной же действительной исторической заслугой первых «массовых» изданий является сформированная ими привычка к регулярному чтению газет у большого количества людей из числа тех, кому прежде было чуждо печатное слово. В числе достоинств «массовой» прессы исследователи называют также быстрое внедрение и использование передовых полиграфических и коммуникационных технологий.

«Качественная» пресса. Непосредственными продолжателями традиций элитарной печати в период, когда печать превратилась в средство массовой информации, стали так называемые «качественные» издания. Образцом «качественной» печати долгое время оставалась лондонская газета «The Times», адресованная кругам государственной и политической элиты, представителям бизнеса, верхушке интеллигенции. Однако по мере развития рыночных отношений, повышения сложности хозяйственного механизма и системы управления экономикой возникла потребность в создании газет, которые предназначались бы для определенной элитной аудитории, включающей в себя представителей финансовых кругов, биржевиков, промышленников, управленцев банковской сферы и страхового бизнеса. Именно для этой категории читателей была предназначена созданная в Лондоне в 1888 г. газета «Financial Times», специализирующаяся на освещении финансово-экономических вопросов и поддерживающая тесные контакты с деловыми кругами лондонского Сити. В следующем году в Нью-Йорке под руководством Ч. Доу и Э. Джонса была учреждена родственная по типу газета – «Wall Street Journal», которая стала надежным источником информирования американских управляющих и финансистов.

Политические и деловые круги США нуждались в осведомленном, влиятельном органе прессы наподобие английской «The Times», который освещал бы не только вопросы экономики и финансов, но и вооружал элитного читателя достаточно полной и объективной информацией о состоянии дел в сфере внутренней и внешней политики, общественной и культурной жизни – информацией, необходимой для ориентации в непрерывно меняющейся обстановке и для принятия обоснованных управленческих решений. Честолюбивый провинциальный издатель А. Окс, выявивший эту потребность, в 1896 г. купил газету «New York Times», чтобы превратить ее в независимый от правительства источник основательной, систематичной информации о положении дел в стране и на международной арене.

В программном заявлении, опубликованном в «New York Times», Окс заявил, что газета будет предлагать все достойные опубликования новости и излагать их в беспристрастной манере «невзирая на партии, секты или интересы каких-либо групп...» Одним из фундаментальных принципов издания было провозглашено четкое разделение новостей и их комментирования.

Газета должна была превратиться в своего рода энциклопедию новостей, сообщающую обо всех значимых (с точки зрения редакции) событиях, вооружающую солидного читателя объективными фактами и документами. Окс нацеливал сотрудников редакции на сбор такой информации, которая игнорировалась другими изданиями, но была способна привлечь к газете внимание представителей деловых кругов, государственной администрации, верхушки интеллигенции. Стремление выпускать «энциклопедию новостей» обусловило появление объемной, весьма содержательной газеты, которая не опасалась оттолкнуть от себя аудиторию обилием цифр, документов, статистических данных. В огромной массе сведений, помещенных в многостраничном номере «New York Times», был способен ориентироваться лишь образованный, хорошо подготовленный читатель – представитель элиты.

Газета завоевала репутацию хорошо информированного, респектабельного органа информации, посвященного в хитросплетения политических и экономических проблем. К мнениям и оценкам, высказываемым в редакционных статьях и других публикациях «New York Times», были вынуждены прислушиваться американские и зарубежные политики, представители деловых кругов. Оценивая общественно-политическую роль этой газеты, американский исследователь и критик прессы Н. Хомски назвал ее нью-йоркской «Правдой».

Новая «качественная» газета не была чужда новшеств. Так, стремление обеспечить фактическую точность публикуемых сообщений заставило редакцию завести развитую, систематически организованную службу документации – своего рода прообраз современного банка данных, откуда журналисты могли оперативно получить необходимый им справочный материал и документы (например, биографические сведения о политиках и бизнесменах, экономическую и политическую статистику, тематические подборки газетных вырезок и фотоиллюстраций). Впоследствии наличие этой службы помогло редакции неоднократно опережать конкурентов в оперативности и полноте информирования. И в наши дни «New York Times» продолжает быть газетой, подготовленной к сверхоперативному отражению мировых событий. К примеру, служба документации редакции имеет заранее заготовленные некрологи на всех крупнейших политиков и выдающихся людей современного мира с обстоятельным перечислением основных этапов их биографии и свершений. В случае смерти такого человека подготовка некролога к опубликованию занимает считанные минуты.

Газета «New York Times» располагала (и располагает сейчас) хорошо организованной рекламной службой, которая превратила это издание в высокодоходное предприятие. В последние десятилетия, когда «New York Times» стала доминирующим изданием среди ежедневных газет мегаполиса Нью-Йорка, ее содержание и методы подачи информации претерпели трансформацию. Чтобы сохранить сегодня свое монопольное положение на многообразном и чрезвычайно богатом нью-йоркском рынке газетной рекламы, она обязана сочетать в своей деятельности признаки «качественного» и «массового» издания.

Распространение репортажа. Во второй половине XIX – начале XX в. основной массив информации американских газет составляли оперативные сообщения, получаемые от репортеров. В это время в прессе США (а затем и европейских стран) получает широкое применение жанр репортажа. Видный шотландский издатель, посетивший США в 1887 г., писал: «В Англии пресса принадлежит ведущим публицистам (leading writers), а американская пресса – репортерам».

Широкое распространение идей позитивизма во второй половине XIX – начале XX вв., культ научного знания, вызванный успехами естественных наук, способствовали формированию представлений об объективности журналистики. Объективизированный, обезличенный, точно воспроизводящий факты и лишенный беллетристических красот репортаж в американском «телеграфном» стиле казался многим европейцам – литературным сотрудникам «прессы мнений» новшеством, подрывающим основы традиционных представлений о журналистском творчестве. Современник – французский журналист, побывавший в США писал, что там «репортерство постепенно убивает журналистику». И вместе с тем он отмечал и «ползучее проникновение» репортерства во французские газеты.

На рубеже веков жанр репортажа внедрялся уже не только в Европе, но и в латиноамериканских странах. Под влиянием быстро расширяющегося экономического обмена с Соединенными Штатами государства Латинской Америки в этот период переживают процесс переориентации своих внешних торговых и культурных связей. На смену традиционным романским «центрам притяжения» – Испании, Франции, Португалии – приходит могущественный северный сосед. Латиноамериканцы непосредственно знакомились с североамериканской культурой и журналистикой, что накладывало отпечаток на развитие их национальной прессы.

Особенно заметным был этот отпечаток в журналистике Кубы, которая после освобождения от испанского колониального господства в 1898 г. оказалась в тесной зависимости от Соединенных Штатов. Пресса Кубы колониального периода использовала преимущественно жанры заметки, комментария, статьи и редакционной статьи, светский и криминальной хроники. Репортаж приходит в кубинскую журналистику не ранее 1901 г. В период создания в 1901–1902 гг. зависимой от США кубинской республики на остров вернулись многие кубинцы-эмигранты, ранее жившие и работавшие в Соединенных Штатах. В их числе были журналисты и издатели, лично освоившие опыт североамериканской журналистики. Один из них – X.М. Говин – стал собственником и редактором созданной в Гаване в 1901 г. газеты «El Mundo» («Мир»). На страницах «El Mundo» были представлены новые для тогдашней кубинской журналистики жанры репортажа и интервью. Типография газеты была оснащена одним из первых на Кубе фотогравировальных устройств, позволившим насадить оперативное и широкое использование иллюстративного материала[1].

Именно на страницах «El Mundo» увидела свет серия репортажей известного кубинского журналиста М. Маркеса Стерлинга (именем которого впоследствии была названа первая на Кубе школа журналистики). Репортажи Маркеса Стерлинга, направленного в качестве специального корреспондента газеты «El Mundo» в Вашингтон, отразили визит в США группы депутатов Национальной ассамблеи Кубы, которые встретились с президентом Мак-Кинли и сообщили ему и высокопоставленным вашингтонским чиновникам о реакции кубинцев на принятую американским конгрессом «поправку Платта», серьезно ограничившую суверенитет молодой республики. Публикации М. Маркеса Стерлинга по своим жанровым признакам (структуре, стилю изложения, особенностям содержания) отвечали характеристикам, свойственным репортажу по-североамерикански. Они сопровождались фотографиями, сделанными на месте описываемых событий, что придавало репортажам дополнительную достоверность и наглядность. По примеру газеты «El Mundo» и другие кубинские издания начали применять новый жанр.

Развитие журналистской практики способствовало формированию различных стилей репортажа. В 1920-е годы под влиянием редакционной концепции американского журнала «Time» происходит трансформация жанра репортажа: он становится более субъективным и более вольным по стилю и композиции. В тридцатые-сороковые годы так называемый интерпретирующий репортаж получает широкое распространение. Англо-американская журналистика преодолевала узкие, сковывающие рамки репортажа в старом стиле, основанном на упорядоченном отстраненном изложении фактов. Все больше сторонников получало представление о том, что объективность репортажа означает не только точную передачу фактов как таковых, но их изложение в верно переданном контексте.

В Европе, где традиционная форма репортажа в американском объективистском духе не имела широкого распространения, в период между мировыми войнами наблюдается расцвет «большого репортажа», с его отчетливо выраженными элементами художественности и публицистичности.

Внедрение интервью. Еще в середине XIX в. жанр интервью был мало распространен. Журналисты беседовали с политиками, дипломатами, раздобывая информацию, но редко ссылались на ее источник, ограничиваясь передачей сути бесед. Президент А. Линкольн, например, проводил доверительные беседы с журналистами, отвечал на их вопросы. Но журналистские материалы, выстроенные в форме интервью, с цитированием высказываний президента, не публиковались.

До середины 1870-х годов высказывания интервьюируемых появлялись в журналистских публикациях лишь в виде прямых цитат. Взятое у К. Маркса интервью Дж. Суинсона (1880 г.) содержало в себе лишь несколько кратких прямых цитат из высказываний автора «Капитала». Однако в последние десятилетия века интервью становится все более популярным жанром журналистики США. В 1890-е годы интервью было уже распространенным жанром в газетах Нью-Йорка. Журналисты часто интервьюировали политиков, брали интервью у папы римского, членов британского и германского кабинета министров, иностранных визитеров.

В конце века интервью начинает распространяться в Европе. Современник – британский журналист был вынужден признать: «После 1900 г. англичанин начинает принимать интервью». Знаменитый британский журналист У. Стид в 1902 г. назвал интервью «характерным американским изобретением». Он же посылал в Англию первые образцы интервью, перенимая опыт американской прессы. Немецкий теоретик журналистики Э. Довифат, написавший в 1927 г. книгу о журналистике США, также признал интервью чисто американским новшеством.

Применение жанра интервью, выстроенного по схеме «вопросы-ответы», вызвало изменения в статусе и читательском восприятии журналиста и газеты: ведь внимание читателей было привлечено уже не только к интервьюируемому, но и к личности интервьюера. Ранее обезличенный журналист, отождествляемый читателем со своей газетой, во все большей степени приобретал собственное лицо, становился общественной фигурой. Его интеллект, ирония, сарказм, умение построить драматургию интервью, умение «выжать» из собеседника информацию вызывали уважение читателя к личности интервьюера. Журналист, берущий интервью у «сильных мира сего», демонстрировал аудитории свою близость с могущественными персонами, повышая таким образом свой социальный статус.

Во время первой мировой войны потребности ведения пропаганды дали мощный толчок развитию интервью в Европе. В послевоенный период этот жанр становится широко распространенным в европейской прессе. К тридцатым годам XX в. интервьюирование стало хорошо развитой областью газетной журналистики, применялись разнообразные виды интервью.

Рождение современной журналистики расследований и разоблачений. Произошедшие на рубеже веков перемены в экономике и жизни общества, связанные с появлением крупных корпораций, породили недовольство значительной части американцев и европейцев. Формирование могущественных объединений и групп, контролирующих целые отрасли национальной экономики, привело к ограничению возможностей свободной конкуренции. Деятельность крупных трестов и корпораций нередко сопровождалась нарушением законов, обманом потребителей, подкупом государственных чиновников.

В этот же период в журналистике США формируется направление, представители которого ставили перед собой задачу бороться против общественных пороков путем расследования злоупотреблений и привлечения к ним внимания общественности. По их мнению, разоблачение зла должно было помочь людям понять его сущность и первопричины, побудить стремление к переменам, создать в обществе предпосылки для реформ, которые покончили бы с произволом, коррупцией, обманом. Они рассматривали идеалы справедливости, чести как социально-мобилизирующую силу. Религиозный моралист Б. Флауэр в своем журнале «Arena», основанном в 1887 г., подверг острой критике сложившееся общественно-экономическое устройство. В программной статье, опубликованной в «Arena» в 1901 г., Флауэр утверждал, что страна все дальше уходит от идеала подлинной свободы, свидетельством чему служат углубление пропасти между богатством и нищетой, коррупция и злоупотребления, зависимость власти от плутократии. Он требовал общественных реформ в целях ограничения монополизма в экономике, публиковал статьи, разоблачающие использование детского труда, выступал против сегрегации и судов Линча, за улучшение условий жизни и труда рабочих.

Вслед за журналом «Arena» в конце XIX – начале XX в. и в других американских изданиях, главным образом в массовых журналах «McClure's», «Collier's», «Everybody's», «Cosmopolitan», появляются многочисленные разоблачительные публикации, посвященные недостойным и преступным действиям крупных компаний, коррупции на различных уровнях исполнительной и законодательной власти. В 1906 г. президент США Теодор Рузвельт, которого раздражала критика журналистов-разоблачителей в адрес госаппарата, уничижительно назвал их макрейкерами (muckrakers), что означает «разгребатели грязи», «копающиеся в навозе», «любители грязных сплетен». Однако сами разоблачители, искренне полагавшие, что их миссия заключается в очищении общества от всякого рода скверны, восприняли подобную характеристику их деятельности одобрительно. Оформившееся на рубеже веков движение представителей расследующей, разоблачительной журналистики стало именоваться движением макрейкеров. «Разгребателями грязи» называли публицистов и писателей, не связанных какой-либо единой идейной программой, но объединенных общей борьбой против коррупции, морального разложения государственной бюрократии и деловых кругов, против экономических злоупотреблений и обмана потребителей.

Одним из ведущих изданий, публиковавших произведения макрейкеров, был журнал «McClure's», издатель которого в целях привлечения читателей поощрял публикацию разоблачительных материалов о большом бизнесе, созвучных настроениям массовой аудитории. В 1902 г. к работе в журнале «McClure's» приступил Линкольн Стеффенс, ставший одной из ведущих фигур движения макрейкеров. Его убедительные, хорошо документированные статьи о коррупции и злоупотреблениях городских властей Сент-Луиса и других крупных городов США, о необходимости очищения и демократизации органов государственного управления, вызвали большой общественный резонанс. Они составили разоблачительные циклы «Позор городов» (1904), «Борьба за самоуправление» (1906). С 1903 г. «McClure's» регулярно публикует произведения других авторов – «разгребателей грязи» – Иды Тарбелл, которая расследовала незаконную деятельность нефтяной монополии «Стандарт Ойл Компани», Рэя Стэннарда Бейкера, обличавшего произвол железнодорожных компаний. Публикация разоблачительных статей макрейкеров помогла поднять тираж журнала «McClure's» до полумиллиона экземпляров.

После 1905 г. лидерство в области разоблачительной журналистики перешло к журналу «Collier's». В 1906 г. группа журналистов, сотрудничавших ранее с редакцией журнала «McClure's» (Л. Стеффенс, И. Тарбелл, Р.С. Бейкер и др.), основала макрейкерский журнал «American Magazine». Однако попытки обеспечить его действительно массовое распространение не увенчались успехом.

Со страниц массовых журналов макрейкеры разоблачали преступные методы формирования многих крупных состояний в США, которые были сколочены путем обмана, убийств и запугивания конкурентов, подкупа властей, обмана и ограбления работников. Одним из последствий такого рода публикаций стала активизация общественного движения за совершенствование трудового законодательства.

Ряд макрейкеров сосредоточил свое внимание на разоблачении действий крупных компаний, обманывающих клиентов и потребителей – железнодорожных компаний, мясных трестов, страховых учреждений, распространителей «патентованных» медицинских снадобий. Так, Эптон Синклер расследовал махинации компаний, занимающихся приготовлением и упаковкой мясопродуктов.

Следствием крупномасштабных макрейкерских разоблачений стало принятие закона о железнодорожном регулировании, законодательного «Акта о чистоте продуктов и напитков».

В публикациях журнала «Cosmopolitan» и других изданий поднималась тема детского труда. Характеристика жутких условий, в которых были вынуждены работать дети, послужила толчком к созданию гражданских групп, выступавших за законодательный запрет детского труда. Под их давлением в конгресс был направлен соответствующий законопроект.

Для лучших произведений «разгребателей грязи» была характерна тщательная работа над фактической основой разоблачений. Скрупулезный поиск, анализ и проверка, документирование фактов были обязательными – и это связывалось не только с подготовкой к возможному отстаиванию своей правоты в суде в ответ на обвинения в клевете. Макрейкеры стремились утверждать своим творчеством строгие этические нормы в журналистике, подчеркнуто дистанцируясь от беспринципной практики «желтого журнализма».

Сотрудничество с редакциями массовых журналов, которые унаследовали многие традиционные черты литературных журналов прошлого, требовало от макрейкеров высокого мастерства. Работам многих публицистов-«разгребателей» свойственна весьма основательная литературная обработка. В сочетании с их безусловным общественным значением, это способствовало превращению лучших произведений макрейкеров в классику современной журналистики расследований и разоблачений. Ведущая фигура макрейкерского движения – Линкольн Стеффенс – признан крупнейшим американским журналистом XX в.

Макрейкерское движение пошло на спад после финансового кризиса 1911 г., ударившего по массовым журналам. Оказавшись перед лицом материальных затруднений, издатель Мак Клюр потерял свой журнал. «American Magazine» и «Everybody's» были проданы, их профиль изменился. Журнал «Cosmopolitan», принадлежавший Херсту, был преобразован в женское издание. После первой мировой войны разоблачительная журналистика оказалась временно оттесненной на страницы небольших левых и радикальных журналов. Движение макрейкеров в США способствовало становлению расследующего и разоблачительного направления в современной журналистике (которое некоторые зарубежные исследователи считают особым журналистским жанром). «Макрейкерами» продолжают по традиции называть тех журналистов, которые отдают дань расследованиям и разоблачениям – например, С. Херша, поведавшего о массовом уничтожении мирных жителей в деревне Майлай во время вьетнамской войны, Р. Карсон – автора расследований о губительном влиянии химиката ДДТ на окружающую среду, подтолкнувших формирование экологическою движения в США, сотрудников газеты «Washington Post» Б. Вудворда и К. Бернстайна, которые раскрыли незаконные действия администрации президента Р. Никсона в канун президентских выборов, что привело к знаменитому Уотергейтскому скандалу и к последующему отстранению Никсона от власти.

Выдающимся представителем современной европейской расследующей и разоблачительной журналистики является немецкий публицист Понтер Вальрафф – автор блестящих работ, наглядно демонстрирующих социальные язвы германского общества и посягательства на демократические права граждан ФРГ.

В восьмидесятые-девяностые годы журналистика расследований и разоблачений получила развитие в странах Латинской Америки, где на смену военным и гражданским хунтам пришли к власти победившие на выборах политики. Декларируемый переход к демократии сопровождался широкомасштабной коррупцией государственных чиновников, расхищением национальных ресурсов. С 1991 г. бразильская газета «Jornal de Brasil» начала кампанию по разоблачению злоупотреблений высших чинов государства. Репортер газеты М. Роша, проникший через компьютерную сеть в базу данных бразильского министерства финансов, обнаружил, что значительные средства, выделенные на нужды благотворительности, были истрачены на выплаты многочисленным родственникам жены президента Ф. Коллора. Газета вскрыла и крупные финансовые злоупотребления самого президента. Еженедельный журнал «Veja» («Смотри») продолжил кампанию разоблачений коррупции в президентском окружении, которая привела к отстранению Ф. Коллора от власти.

Редактор панамской газеты «La Prensa» Г Горрити предал гласности выявленную им в результате расследования связь между президентом страны Э. Пересом Валладаресом и колумбийскими торговцами наркотиками, которые внесли существенный вклад в финансирование избирательной кампании президента в обмен на его попустительство, позволившее наркомафии «отмывать» деньги через государственный панамский банк. Обозреватель аргентинской газеты «Pagina/12» («Страница/12») X. Вербицки разоблачил финансовые злоупотребления президента страны К. Менема, что стало причиной громкого скандала в правящих кругах страны.

Современные «макрейкеры» активно осваивают компьютерные технологии сбора и анализа информации, позволяющие добиться высокой результативности в разоблачении злоупотреблений и преступной деятельности чиновников и коммерческих структур.

Окончательное оформление журналистики как особой сферы профессиональной деятельности. Превращение газет в крупные издательские предприятия сопровождалось расширением штата их сотрудников, большинство из которых принималось на постоянную работу (в то время как в первой половине XIX в. наиболее распространенной была внештатная работа журналистов с построчной оплатой за опубликованные материалы, не дававшая им стабильного заработка). По мере усложнения редакционно-издательского дела, связанного с внедрением новых типографских и коммуникационных технологий, с развитием и углублением внутриредакционного разделения труда, с дальнейшей дифференциацией жанров журналистики потребовались новые формы коллективной организации работы редакций, возрастала необходимость в специализации газетчиков.

К концу XIX – началу XX вв. редакции крупных газет состояли уже из нескольких отделов и служб. Кроме главного редактора и выпускающих редакторов, в штате обычно состояли редакторы – руководители различных отделов. Редактор отдела городских новостей имел в своем распоряжении группу репортеров, готовых в любое время отправиться на место событий для освещения текущих новостей. Группа опытных литсотрудников-стилистов занималась редактированием и подготовкой к печати поступающих от репортеров материалов. В отделе телеграфной информации происходила селекция и обработка материалов, присланных агентствами новостей. Специальные группы журналистов и оформителей занимались подготовкой воскресных иллюстрированных выпусков газет. По примеру «энциклопедии новостей» – газеты «New York Times» – редакции крупных изданий стали создавать в начале XX в. собственные систематизированные архивы и отделы документации, способствующие совершенствованию работы по сбору и проверке информации. В редакциях появились машинописные бюро, телефонные службы.

Под влиянием разработанных в начале XX в. Фордом и Тейлором научных основ организации труда редакционная деятельность приобретала более плановый характер. Планировались организация и проведение различных информационных кампаний, их финансовое и техническое обеспечение.

Среди журналистов постепенно сложились группы профессионалов, специализировавшихся на выполнении отдельных видов работ или освещении определенной тематики. Наиболее способные и опытные газетчики постоянно занимались написанием редакционных статей и комментариев. Поскольку внимание многих крупных сенсационных изданий было ориентировано на темы преступности, скандальной хроники и профессионального спорта, в редакциях появились криминальные и судебные репортеры, спортивные журналисты. Основатель «желтой» прессы Дж. Пулитцер впервые создал в своей газете «World» самостоятельный отдел спорта. Его примеру последовали другие издатели. Развитие событийной фотографии способствовало появлению профессиональных фоторепортеров.

В редакции по-прежнему привлекались многочисленные низкооплачиваемые репортеры, соперничавшие между собой в погоне за новостями. Однако благодаря росту доходов от публикации коммерческой рекламы и под влиянием конкуренции существенно возросла оплата труда ведущих сотрудников газет – журналистов, графиков. Редакторы и опытные газетчики получали высокую по тем временам зарплату.

Постепенно происходит самоотождествление журналистов как «профессионалов». Повышается социальный статус известных и популярных журналистов и редакторов. Появляется журналистская элита, представители которой пользуются большей (хотя и относительной) независимостью профессиональной деятельности. В условиях острой конкуренции издатели стремились привлечь наиболее способных газетчиков и оформителей, переманивая их друг у друга посулами существенного повышения оплаты груда.

Усложнение журналистской деятельности выявило необходимость специальной профессиональной подготовки работников прессы. Вплоть до конца XIX в. журналисты постигали ремесло на практике, обучение молодых репортеров производилось непосредственно в редакциях. Учебных заведений, готовящих новичков к профессиональной карьере в журналистике, не существовало. Более того, многие издатели (например, Э.У. Скриппс, рассматривавший репортеров как дешевую рабочую силу) вообще отрицали необходимость обучения газетчиков на уровне колледжа, университета.

Тем не менее, в 1890-е гг. в университетах США организуются краткосрочные курсы по подготовке журналистов с упором на овладение репортерской техникой. Издаются первые справочники и учебники по журналистике. Обучение на основе развернутой программы подготовки журналистов впервые осуществлено в Пенсильванском университете в период с 1893 г. по 1901 г. В Иллинойском университете в 1904 г. была внедрена четырехлетняя программа высшего журналистского образования. А в 1908 г. в университете штата Миссури был создан первый факультет (школа) журналистики. В этот же период профессиональное образование работников прессы получает распространение и в странах Европы, где подготовка журналистов осуществлялась в репортерских школах и при университетах. Первая во Франции Высшая школа журналистики открылась в Париже в 1899 г. при Институте социальных исследований. Обучение основывалось на изучении социологии и теории массовых коммуникаций. В 1924 г. начала действовать Высшая школа журналистики в Лилльском университете, в которой впервые в стране осуществлялась полномасштабная профессиональная подготовка журналистов. С двадцатых годов в США и Западной Европе разворачивается научно-исследовательская деятельность по изучению прессы.

В процессе окончательного оформления журналистики в качестве особой области профессиональной деятельности со своими сложившимися неформальными «цеховыми» правилами, складывались предпосылки и для закрепления нормативных основ профессии в форме кодексов. Первые профессиональные кодексы прессы появились в США и европейских странах в конце XIX – начале XX в. – то есть через триста лет после появления первых периодических изданий и зарождения журналистики как общественного института. Исследования зарубежных историков журналистики, как правило, не содержат характеристику причин, повлиявших на разработку и принятие первых профессиональных журналистских кодексов. Вместе с тем они фиксируют нарастание критики в отношении прессы начиная с середины XIX в., то есть с периода, когда в США и странах Европы широко распространяются коммерческие подходы к журналистике.

Многие видные представители общественности выступили с критикой деятельности коммерциализированной прессы, обвиняя ее в зависимости от большого бизнеса и рекламодателей, в отступлении от правил свободной конкуренции в условиях формирования крупных издательских объединений, в нарушении принципов нравственности и невмешательства в частную жизнь людей, в применении журналистами нечистоплотных методов добывания информации, некорректных приемов информирования читателей и в постоянном нарушении ими этических норм.

Среди тех, кто осудил нараставшие негативные тенденции, были как американцы, встревоженные обескураживающими последствиями влияния массовой прессы на общество (Марк Твен, Эптон Синклер, Уилл Ирвинг и др.), так и представители других стран, на собственном опыте изучившие ее практику и нравы. Одним из первых критиков коммерциализированной прессы стал Л. Вилмер – автор вышедшей в 1860 г. книги «Наша газетная шайка», в которой были разносторонне охарактеризованы пороки тогдашней североамериканской журналистики. Развитие массовой прессы, в частности, «желтой» журналистики, создание первых крупных издательских компаний вызвали новую волну общественной критики. На страницах журнала «Collier's» в 1911 г. публицист Уилл Ирвинг опубликовал серию из 15 разоблачительных статей под общим названием «Власть прессы». Американские исследователи М. Марцолф и X. Дикен-Гарсиа установили, что в период с 1880 по 1950 г. внимание критиков прессы привлекали две главных проблемы: роль печати в сохранении общественных свобод и демократии, а также ее общественно-культурная роль.

Часть современников полагала, что недостатки и пороки журналистики определены самим ее коммерческим характером. Одним из первых критиков рыночно ориентированной прессы стал известный латиноамериканский публицист Хосе Марти, который в нью-йоркский период своей деятельности (на протяжении 1880-х – первой половины 1890-х гг.) непосредственно наблюдал негативные последствия коммерциализации периодики США. В публицистическом цикле «Североамериканские сцены» он отразил и осудил пороки печати США с просветительских гуманистических позиций.

В 1920 г. известный писатель и журналист-макрейкер Эптон Синклер выпустил книгу «The Brass Check»[2], в которой поднял проблемы концентрации печати и раскрыл отрицательное влияние этого процесса на состояние журналистики, подверг критике роль рекламы и рекламодателей в деятельности коммерциализированных изданий. В другой своей работе – полемической брошюре, вышедшей в 1921 г. по следам книги «Чек позора», Э. Синклер обвинил респектабельную газету «New York Times» и ее «адвоката» – декана Школы журналистики Нью-Йоркского университета Дж. М. Ли – в грубом нарушении базовых принципов профессиональной этики[3]. В 1920-е годы появляются первые критические работы Джорджа Сельдеса – известного публициста, выступавшего вплоть до своей смерти в 1988 г. против коррупции и искажений в прессе. (В этот же период владелец «желтых» изданий У.Р. Херст утверждал: «Этика журналистики находится на самом высоком уровне по сравнению со всеми профессиями на свете»). Заметным явлением стали критические работы Уолтера Липпманна 1920-х гг., обнажившие уклонение коммерчески ориентированной прессы от миссии общественного служения.

Общественное недовольство в связи с состоянием прессы, критическое отношение части журналистского сообщества к нравам и практике «желтого журнализма» породили к жизни различные движения, ставящие во главу угла строгое соблюдение принципов этики в профессиональной деятельности работников периодической печати.

Таким образом, первые профессиональные кодексы журналистов возникли в обстановке общественной критики в отношении коммерциализированной прессы и характерного для ее журналистов духа и методов профессиональной деятельности. Они представляли собой не только явление, связанное с формализацией этического самоопределения журналистского сообщества, но и своего рода ответ этого сообщества на критику со стороны общественности.

Наиболее активно процесс этического самоопределения и формального закрепления норм профессионального поведения работников прессы происходил в США и Западной Европе в десятые-двадцатые годы, когда были приняты регулирующие документы, определившие на многие годы базовые принципы журналистской этики. В их формирование вносили свой вклад как профсоюзы и иные журналистские ассоциации, так и организации, объединявшие редакторов и издателей. Так, Национальное объединение журналистских профсоюзов Франции разработало в 1918 г. «Кодекс профессиональных обязанностей французских журналистов», который провозглашал клевету, необоснованные обвинения, подделку документов, искажение фактов и ложь самыми серьезными профессиональными преступлениями. Кодекс призывал журналистов принимать только такие задания, которые совместимы с их профессиональным достоинством, обязывал не использовать статус журналиста для получения наживы, в частности, не подписываться под материалами, носящими коммерческий или рекламный характер. В соответствии с положениями кодекса, достоинство журналиста предусматривает отказ от использования придуманных характеристик и качеств, от нечестных методов получения информации.

Характер большинства провозглашенных в этом документе регулирующих положений позволяет сделать вывод о том, что их принятие в виде профессионального кодекса представляло собой не только попытку формального закрепления сложившегося в журналистском сообществе определенного набора этических установок, но и декларативный отказ от критикуемых общественностью духа и методов работы. В частности, в этических кодексах был провозглашен принцип строгого разделения журналистской и рекламной деятельности, отрицающий прямое участие работников прессы в коммерческом продвижении товаров и услуг. Тем самым отвергалась характерная для ранней «массовой» прессы практика публикации рекламных материалов под видом новостей. В начале XX века журналисты нередко подрабатывали рекламными агентами и помещали в газетах хвалебные материалы, написанные по заказу рекламодателей, без указания на сугубо коммерческий, заказной характер этих публикаций.

В 1923 г. Американское общество редакторов газет (ASNE), объединившее руководящих работников крупнейших газет, приняло «Каноны журналистики» – один из первых профессиональных кодексов, на десятилетия определивший рамки «правил игры» журналистов и периодических изданий США. В нем был впервые провозглашен принцип ответственности прессы и журналистов за благо общества, принципы правдивости, точности, беспристрастности, благопристойности и уважения к частной жизни людей. Ряд положений кодекса был явственно направлен против использования в газетной практике наиболее критикуемых приемов, свойственных «желтому журнализму». Например, требование обеспечить соответствие заголовков публикаций их содержанию, поскольку в массовой коммерциализированной прессе несовпадение заголовка с содержанием следующего под ним текста сообщения было – и по сей день остается – обычным явлением. В кодексе Общества профессиональных журналистов «Сигма Дельта Кай» (1926 г., США), отразились свойственные многим работникам прессы той поры представления о профессиональном долге, о критериях этичной журналистской практики. В кодексе был обозначен статус журналистов как представителей общественности, обязывающий их служить всеобщему благу и характеризовалась ответственность работников перед обществом, заключающаяся в обеспечении его права на знание правды.

В ранних кодексах профессиональной этики журналистов содержатся положения, закрепляющие за прессой и ее работниками ответственность и роль социальных просветителей. Так, в «Канонах журналистики» (1923) провозглашено, что газета служит целям просвещения. В кодексе общества профессиональных журналистов (1926 г.) записано: «Мы верим в просвещение общества как условие достижения справедливости...» Это положение отразило влияние на составителей кодекса одного из принципов либертарианской концепции журналистики, согласно которому пресса выполняет функции социального просвещения общественности с тем, чтобы обеспечить ее способность к демократическому самоуправлению. С появлением радио, а затем и телевидения были разработаны и приняты кодексы, призванные обеспечить этико-регулирующее воздействие на профессиональное поведение работников этих отраслей информационной индустрии.

Постепенно процесс выработки кодексов профессионального поведения распространился на уровень отдельных средств массовой информации, редакции которые обзавелись собственными внутренними кодексами. В настоящее время не только крупные периодические издания, телекомпании и службы радиовещания имеют свои внутренние кодексы, но и редакции локальных средств массовой информации используют в целях регулирования своей деятельности аналогичные или родственные им документы. Особое внимание в современных кодексах уделяется проблеме предотвращения «конфликта интересов», понимаемого как противоречие между личными интересами журналиста и интересами дела (профессиональным долгом). При этом в одних случаях под интересами дела понимаются интересы аудитории, общественности в целом, в других – корпоративные интересы (т.е. интересы корпорации – владельца средства массовой информации, от имени которого действует журналист).

Введение журналистского образования, принятие первых этических кодексов прессы свидетельствовали об окончательном оформлении журналистики как особой сферы профессиональной деятельности. Об этом же говорило и появление первых профессиональных объединений журналистов.

Организационное сплочение журналистов произошло позже первых попыток издателей и редакторов объединиться в рамках ассоциаций, отстаивающих их интересы. Так, Американская ассоциация издателей газет (ANPA) была создана в 1887 г. в целях организованного преодоления экономических, технологических и юридических проблем, возникавших перед издателями США и Канады.

На рубеже XIX–XX веков во многих странах мира появляются профессиональные организации журналистов. Начинают формироваться первые журналистские пресс-клубы, в задачи которых входило сплочение сообщества работников прессы, организация их досуга и отдыха.

Современные пресс-клубы представляют собой не только форму объединения журналистов для совместного решения профессиональных проблем, но и канал осуществления влияния государственных органов и корпораций на журналистское сообщество. Так, в Японии существуют более 400 пресс-клубов, каждый из которых объединяет от 10 до 300 журналистов. Многие правительственные учреждения и органы местного управления, политические партии, коммерческие компании, суды и полицейские органы Японии имеют собственные пресс-клубы и пресс-центры, через которые организуется регулярное общение чиновников и бизнесменов с журналистами, проводятся пресс-конференции и другие информационные мероприятия. Не будучи членом пресс-клуба, работник прессы рискует никогда не получить доступ к информации, имеющей ключевое значение. Пресс-клубы подвергаются критике за то, что они обеспечивают срастание журналистов с истеблишментом, способствуют унификации содержания прессы вследствие дозированной подачи информации, «отфильтрованной» властными и коммерческими структурами. Подобная практика способствует распространению этически конфликтной ситуации смешения журналистики и пиара, подмены журналистских публикаций их заказным пиаровским суррогатом.

В ряде случаев созданные журналистами объединения представляли собой организации взаимопомощи работников прессы. Так, в 1893 г. во Львове было образовано Товарищество взаимопомощи польских журналистов, в 1899 г. аналогичная организация появилась в Варшаве[4].

В этот же период получают распространение журналистские профсоюзы (синдикаты), которые создавались главным образом для отстаивания профессиональных прав и интересов работников прессы – как в отношениях с работодателями, так и с властями. В 1891 г. в Питтсбурге (США) появилась первая смешанная профсоюзная организация журналистов и полиграфистов в составе интернационального трейд-юниона «Международный типографский союз». Дальнейшие попытки формирования профсоюзных структур на базе МТС не дали стабильных результатов: в период с 1891 по 1919 гг., после многочисленных попыток создания локальных объединений североамериканских работников прессы, из общего числа созданных группировок только шесть функционировали более пяти лет. В 1933 г. было образовано общенациональное профсоюзное объединение журналистов США – Газетная Гильдия, которая выступала за заключение коллективных контрактов с владельцами газет, проводила забастовки газетчиков и пр. Обычными требованиями Гильдии к работодателям в начальный период ее деятельности являлись: 20-долларовый минимум недельной зарплаты, 40-часовая рабочая неделя, оплата сверхурочной работы, предоставление трудового отпуска, выплата выходных пособий при увольнении.

В первые десятилетия XX в. журналистские профсоюзы (синдикаты) были созданы и в ряде стран Европы. Во Франции был образован Национальный синдикат журналистов ВКТ. Распространение в Польше журналистских профсоюзов в двадцатые годы, образованных по образцу Краковского синдиката (созданного в 1912 г.), сделало возможным образование профцентра – Союза польских журналистских синдикатов (1924 г., Варшава), а также ряда территориальных профсоюзных объединений. Этот процесс привел к образованию в 1932 г. общенационального Союза синдикатов польских журналистов. Наряду с деятельностью по защите прав и интересов работающих журналистов, улучшению условий их труда, созданию гарантий пенсионного обеспечения, синдикаты способствовали развитию профессиональной подготовки работников прессы.

Более широкие задачи в отстаивании интересов журналистского сообщества ставили перед собой союзы и общества журналистов, появившиеся в начале века в ряде стран мира. Профессиональное общество журналистов Сигма Дельта Кай, основанное в 1909 г. в США, посвящало свою деятельность не только защите трудовых прав и интересов журналистов, но и выработке этических профессиональных норм, поощрению журналистских исследований. Общество создало в 1912 г. одно из первых в мире профессиональных изданий по журналистике – ежемесячный журнал «The Quill»(«Перо»). Оно вело настойчивую борьбу за обеспечение беспрепятственного доступа журналистов к официальным источникам информации, которая увенчалась принятием соответствующего закона – Акта о свободе информации (1967).

В период между мировыми войнами происходило формирование ассоциаций работников печати, специализирующихся в определенных областях журналистики. Например, в Польше в двадцатые-тридцатые годы были образованы объединения польских спортивных журналистов, музыкальных критиков, журналистов-киноведов, синдикат фоторепортеров и т.д. В настоящее время насчитываются сотни специализированных журналистских ассоциаций – как национальных, так и международных. Например, современные макрейкеры в целях обмена опытом и взаимоподдержки объединяются в рамках национальных профессиональных ассоциаций и Центров (британской ассоциации журналистов-расследователей, филиппинского центра расследующей журналистики, который издает специализированный журнал, и др.). Появились и международные организации этого профиля, наиболее известная из которых – «Investigative Reporters and Editors» (http://www.ire.org).



Источник: http://evartist.narod.ru/text8/52.htm
Категория: Быт и нравы | Добавил: Дебора_Шепард (15.12.2013)
Просмотров: 646 | Теги: пресса, журналистика, История печати | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Исторические факты [86]
Конфедеративные Штаты Америки [3]
Государственное устойство США [17]
Штаты и города [32]
Рейнджеры [2]
Ковбои [19]
Индейцы [42]
Оружие [30]
Культура [13]
Быт и нравы [87]
Медицинские вопросы [13]
Военное дело [3]
Не только США и не только XIX век
Сельское хозяйство США [19]
Персоналии [63]
Природа [46]
Лошади [38]
Мексика [14]
Статьи на английском языке [7]

Поиск

Наш опрос
Как Вы нашли наш сайт?
Всего ответов: 275

Друзья сайта
Литература и жизнь Монастыри и храмы Фан-сайт фильма Крёстный отец Проблемы общения в интернете и Форумные ролевые игры ФРИ Форум Форролл. Форумные Ролевые Игры. Palantir Вена. 1814. Рейтинг Ролевых Ресурсов Regency romance Под знаком Змееносца Волшебный рейтинг игровых сайтов


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

За сегодня сайт посетили

Новые фото

 
Copyright MyCorp © 2017